Трудности горных переходов во время путешествий

Он почти рухнул на траву и, тяжело отдуваясь, стал снимать с себя фотоаппарат, бинокль, большой охотничий нож — обязательный набор всех новичков в горах. Рядом расположилась и наша команда. Русские? Альпинисты? — чуть отдышавшись, спросил он.— Слышал о вас. А я учитель, преподаю русский и болгарский в вечерней школе. Здесь лечу горло. Дышу горным воздухом.

Он говорил по-русски чисто и уверенно. Спасибо, что подгоняли меня. Благодаря вам не курил целых полчаса. Мне нельзя это делать, а я курю одну за другой. А вот теперь задымлю… У него дрожали руки, когда он вынимал сигареты, спички. Потом с жадностью втянул в себя дым и после небольшой паузы снова заговорил: Мы, учителя, зарабатываем свой хлеб горлом. И скажу вам, не легкий это хлеб, особенно, если работаешь в вечерней школе. Ученики мои приходят в школу после смены и больше думают, как бы поспать, чем об учебе. Вот и срываешь горло.

Он сделал затяжку, выпустил несколько колец дыма. Может, давайте познакомимся. Меня зовут Митка. Дмитрий, по-вашему. А вас? После того, как каждый пожал Митке руку, назвав при этом свое имя, он подошел к ручью, зачерпнул ладонью родниковую воду. Здравствуй, Боря Мальовишка. Вот я и пришел к тебе. Он плескал воду в лицо и говорил: Родник назван в память о том, кто жил здесь когда-то. Хороший был человек, такой же светлый, чистый, как этот ручей. И такой же нужный.

Болгары не забывают хороших людей, потому что им слишком часто приходилось встречаться с плохими. Рыжая шевелюра Митки, смоченная водой, приобрела цвет червонного золота, а бледные щеки налились румянцем. Митка, а ты не похож на болгарина, — почему-то сказал я, слушая рассказ.

Читайте также  Что посмотреть во Франции?

Мне такое говорят не первый раз. А у меня еще с детских лет сложился образ немца- поработителя. Рыжего, самодовольного, с закатанными рукавами. Такие грабили нашу страну, убивали невинных людей. Моя мать стала седой. Отец не вернулся домой.

Давно все это было, а когда говорят — немец, невольно вспоминаются сцены военного детства… И снова передо мной альпинисты на вершине Мальовицы. Молодые, симпатичные лица супругов из ФРГ в окружении смеющихся болгар и русских. Пусть они такими и останутся в памяти. Рядом с воспоминаниями о встрече с Мит- кой и его нежеланием быть похожим на немца. Ее зовут Марина. Марина Тотева. Она только начинает свой путь к вершинам. Впрочем, в семнадцать лет человек и должен быть в начале всех путей и дорог, которыми пойдет дальше.